(no subject)

Последняя сентябрьская запись. Это было совсем давно: то обилие произошедших событий заставляет думать, что до сентября-октября была вообще не я. Кто-то жил под гнетом обстоятельств, каждое утро зачитывая, словно мантру, убеждения в своей исключительности, а потом понимая неожиданно, что нет исключений - все одно подвергается общему правилу жизни. И нужно лишь двигаться, нужно работать над собой. Нужно тяжело дышать, нужно превозмогать боль, сжимать сердце крепко и заставлять биться через силу, нужно переступать через себя, двигаться вперед, даже если впереди - сплошной туман.
События моей нелюбимой зимы
Поменяла работу. Переехала. Влюбилась и разлюбила. Рассекретилась. Занялась силовыми. Выхожу замуж.

(no subject)

Стремление к духовному, поиск себя и индивидуальность - внутри, запрятана по толстым панцирем. А снаружи - открытый страх выделиться, показаться не таким, как все, убийственная посредственность и серость - в глазах, в цвете лица, на зубной эмали, в цвете ауры. И откуда только берется эта зашоренность, зажатость, кода даже мускулы лица начинают подрагивать от сосредоточенности? Кто-нибудь, ну разнесите уже эту стену

(no subject)

Он мне высылает фотографии закатов, у него день рождение в один день с моим братом, он любит море и музыку, у него типичный нордический тип внешности, и он человек тоски. Так я его описываю Ю-ю, а она смеется, говорит, что я склонна идеализировать, а потом спрашивает, грамотно ли он пишет. Я, конечно, умалчиваю - для него я не сноб, да я вообще не страдаю снобизмом, его закаты исправляют мой характер, а любовь к морю становится общей, и от этого как-то по-особенному тепло. Я не хочу привязанности ни к человеку, ни к месту, хочу свободы и независимости, но снова меня тянет в этот продрогший город, возвращаюсь в свою тесную квартиру, плохо засыпаю и постоянно мерзну, но одно я знаю наверняка: я получу вечером новую серию закатов, буду долго вглядываться в солнце, представлять, как он смотрел на него, думал ли обо мне, снимая закаты, ведь я их так люблю. И вот уже не так тесно в комнате, освещенной заходящим солнцем, оно греет и успокаивает, постепенно погружая в дремоту.
Спасибо тебе за то, что делишься со мной своими закатами.

Беги, Таня, беги!

Схватиться за телефон, не вылезая из-под одеяла, долго всматриваться в контакт, перечитывать сообщения и вспоминать, вспоминать... Остается только вспоминать и додумывать: почему так случилось, что не так. Я не готова страдать о мужчинах, не готова думать о них, лишая себя покоя, не готова даже отвлечься от своих дел на его телефонный звонок. И от осознания того, что со мной этого никогда не происходило, я чувствую себя еще хуже. Собраться, заставить себя, ударить подсознание больно, дать толчок глупому сознанию. И - все. Я готова. И после бакасаны лучше. Собралась и пошла. Намасте.

parsva-bakasana-smiling

(no subject)

Я, кажется, медленно и нехотя вылезла из-под порядком подтаявшего сугроба, оглянулась спросоня по сторонам и совершенно ничего не заметила, потому что кругом осталась все та же серость, скупость в глазах и поступках. Я не знаю, где еще я смогу увидеть свое нелепое отражение в грязных стеклах, где я смогу устало зевнуть, в очередной раз посетовать на дикость и серость, не знаю, где бы я смогла жить, зная, что не смогу вот так просто ехать через всю москву на "очень важную встречу", а потом неожиданно развернуться и поехать к маме.
Я начала уставать от своей ничуть не креативной работы, которую мне обещали, вижу только рутину. Без нее, конечно, никуда, но нужно разбавлять, иначе получится слишком приторно. Мой новый йога-клуб мне очень понравился. Я готова стать настоящим йогом, если отрекусь от последней пары пунктов в этом идейном послании на сайте: "Йогу вредят следующие 6 вещей: переедание, перенапряжение от тяжелого труда, болтливость, несоблюдение обетов – в том числе купание в холодной воде по утрам, еда на ночь, еда из одних только фруктов; беспокойная компания и отсутствие настойчивости". Одного не могу понять: чем плохо питание фруктами?

(no subject)

Мой новый год начнется с ошеломляющей работы 7 дней в неделю, но парадокс в том, что это радует меня больше всего. И стоило лишь впервые, пожалуй, за всю мою сознательную жизнь дать себе позитивную остановку на начало 12 года! Мысль и вправду материальна, а наши возможности безграничны. Со старой работы меня отпустили неохотно, чем подняли мне самооценку, я действительно услышала слова признательности от многих своих коллег, а ведь некоторые из них втрое старше меня. Я многое поняла за ушедший год, поняла, что сестра во мне нуждается, поняла, что могу сама о себе заботиться, чужая забота претит мне, что роднее и ближе моей семьи мне никто не будет, что справедливость и честность должны быть внутри, а не хлестать наружу. А также я поняла, что даже хорошее дело может обернуться рекламой и пустым пафосом.
И так хочется еще многое написать, даже каждому, чьи дневники я читала, всех простить и покаяться. :)
Но не буду.
С нового года пересмотрю свое отношение и к этому дневнику, я чувствую себя скованно и совершенно неискренне, не могу подобрать нужных слов, а если и подбираю, то самые скудные, здесь мало той откровенности, которая есть в моих прежних дневниках.

(no subject)

Неделя бодрствования и - вуаля! - кандидатский сдан. Не знаю, правильная ли у меня жизнь, но она мне временами нравится, а все потому, что научную литературу я разбавляла А. Дюма, Куприным и Кандинским. Была и Лейбовиц, у нее очень красивое лицо, нетипичное, люди с такими лицами замечают очень много нетипичного, настоящий человек тоски в очках, не в модной оправе на пол-лица, а в самых обычных. Я видела раньше много ее фоторабот, но ее лица не видела, и вот - посчастливилось наблюдать. Жаль, что снимает она в нашу эпоху, ей бы кисть и в 18 век, была бы моей любимой портретисткой. Вот она.


В целом все современное искусство у меня сложилось воедино и оценка получена навсегда, после того как одна знакомая барышня предложила мне посмотреть пальто. Я смеялась, что со мной происходит крайне редко, это, по-моему, еще хуже выставленных диоровских платьев, но одно радует - "москвички" начали узнавать ГМИИ.

Снова ворчу.

(no subject)

Единственная и самая актуальная на данный момент моя мечта - оказаться в британской библиотеке. Ну очень нужно!

Вещизм

Страшная и опасная болезнь барышень 20-30 лет, затягивающаяся у некоторых до неопределенного срока, а у некоторых - вовсе исчезающая. Я тоже подвержена этому заболеванию (им страдает каждая мещанка в той или иной мере), но успешно борюсь с ней. Конечно, я люблю красивые вещи, как и каждая девушка, но не хочу делать из этого культ. Мое "лечение" от вещизма начиналось очень просто - я ознакомилась с несколькими интернет-дневниками хронически больных. Изо дня в день основная тема и проблема таких девушек - "нечего надеть", "сюда нужна сумка", "какую помаду подобрать". В растянутой мятой майке, с нарисованными кривыми бровями на фоне кафельной стены. Можно ли писать в дневнике о чем-нибудь другом при условии как минимум двухчасового пребывания на просторах интернет-дневника, делая ежедневные посты и отслеживая комментарии? Возможно, это специализированный дневник о моде (единичные дневники с подобающими фотографиями, интересными замечаниями, предложениями о покупках, рекомендациями). Но нет, в основе своей это редкие сумбурные мысли, борьба с лишним весом и кулинария. Хочется верить, что написать о прочитанной книге, интересной выставке или же просмотренном фильме просто времени не хватило, ведь столько нужно еще сфотографировать "луков", съездить в пару магазинов, изучить интернет-магазины. Какая это, должно быть, скучная жизнь, завязанная на ежедневных раздумьях о сумках - туфлях - платьях - скидках. И как меняется жизнь, стоит только оторвать взгляд от бирки на очередном товаре.
Я ознакомилась с несколькими дневниками, которые практически излечили мою доставшуюся от прабабушки по материнской линии мещанскую болезнь. Спасибо.